Доброе слово

Каждый человек видит в других то, что в опыте духовном познал в себе самом, поэтому отношение человека к ближнему есть верный показатель достигнутой им степени самопознания.

Преподобный Силуан Афонский

Надо уметь жить и пользоваться жизнью, опираясь на то, что есть в данный момент, а не обижаясь на то, чего нет. Ведь времени, потерянного на недовольство, никто и ничто не вернет.

Священник Павел Флоренский

Что принесет в вашу семью приемный ребенок, кроме гнева и отчаяния...

думаю, что опыт детей без родителей как раз созвучен опыту любого человека, когда он был одинок. – А у вас этот момент одиночества когда был? – Мои родители очень много работали – мама врачом на скорой помощи, а папа строил космические корабли и ракеты, и это было вечное ожидание их с работы, особенно папы, которого я очень редко видела, он все время был в командировках. И вот такое ощущение, что тебя не понимают и не замечают, особенно когда в семье что-то случается или родители просто устали – ребенок же не в состоянии оценить объективно, есть у каждого человека. И я думаю, что наше взросление связано с тем, что мы перестаем предъявлять претензии к собственным родителям, когда мы больше их ни в чем не обвиняем. Даже если они нас оставили. – Вы этому учите ваших подопечных? – Одна из наших задач и при подготовке родителей, и при работе с детьми – это принятие собственной истории жизни, иначе, если этого не происходит, человек не становится взрослым и не видит будущего. И только так он сможет принять, что, во-первых, люди, которые оставили его или не дали достаточно любви и заботы, дали ему эту жизнь, и, самое главное, что родители – это просто люди, которые в тот момент с чем-то не справились. Или сами страдали, или были очень незрелыми родителями. Конечно, сиротство – это результат какой-то большой беды, которая происходит в жизни взрослых людей, результат их детских травм. – То есть вы не ставите клеймо на тех родителях, которые оставили детей, как это часто бывает? – Для меня это очень странно. Мы много работаем с родителями, которые хотят отказаться от кровных детей или временно разместить их в доме ребенка, наверное, процентов 60% объема работы уходит на поддержку кровных семей. И мне кажется, что все они оказались в очень сложной ситуации, одинокими, без поддержки, и не справились с ней. Человек тотально одинок, изолирован, у него разорваны отношения с близкими, у него может не быть крыши над головой, денег, чтобы купить еду, он может подвергаться систематическому насилию, если говорить про женщин, он может быть в депрессии и потерять представление о себе. Он достоин сострадания и помощи. И если у людей есть проблемы с ментальным мышлением или психическим здоровьем, то почему мы должны их как-то оценивать? Они не виноваты, что не здоровы и нуждаются в лечении, а их особенности не дают возможности отвечать за ребенка