Видеотрансляция богослужений

Доброе слово

«Как только мы осознаем, что быть христианином – значит наследовать Царствие, значит, что я царь и священник (см.: 1 Пет. 2: 9), как мы можем говорить, что христианство – лишь одна из мировых религий?! Как мы можем сравнивать христианство с какой-то другой религией, изобретенной людьми? Христианство не придумано людьми. Это Откровение Божие и Царствие Божие».

Блаженный Старец Афанасий (Митилинеос)

«Мы места злодеяний превращаем в места памяти». Историк репрессий Анатолий Разумов – о деле жизни, лживых сведениях и личной боли

Петербургский историк Анатолий Разумов тридцать лет занимается увековечением памяти о советских репрессиях – он составляет книги памяти с именами расстрелянных и рассказывает об их судьбах. Что сегодня нужно понимать о репрессиях и сможем ли мы осознать глубину катастрофы, почему важно открывать места захоронений и водить туда детей и как ответить на фразу «Не надо ковыряться в прошлом»?

Каждый день в девять утра Анатолий Разумов проходит лабиринты Российской национальной библиотеки и поднимается в небольшую комнату с надписью «Центр “Возвращенные имена”». Почти всю площадь здесь занимают стеллажи – собрания книг памяти с именами репрессированных в разных регионах России и странах бывшего СССР, сборники о блокаде, войне и репрессиях, папки с копиями материалов из архивно-следственных дел, копии документов о расстрелах, справочники по истории города.При участии архивистов и волонтеров Анатолий Разумов составил 13 томов «Ленинградского мартиролога» с информацией о расстрелянных в Ленинграде или области и четыре издания об истории Левашовского кладбища, крупнейшего в СССР спецобъекта госбезопасности, рассекреченного в 1989 году. Анатолия Разумова знают как одного из создателей этого мемориала, а созданный им сайт «Возвращенные имена. Книги памяти» стал электронным банком данных о репрессированных, а также погибших и пропавших без вести на войне и прежде всего в блокаду. Помимо книг памяти о расстрелянных, Центр при РНБ собирает материалы для дополнительных томов книг памяти «Блокада» и «Они пережили Блокаду».

При участии архивистов и волонтеров Анатолий Разумов составил 13 томов «Ленинградского мартиролога» с информацией о расстрелянных в Ленинграде или области и четыре издания об истории Левашовского кладбища, крупнейшего в СССР спецобъекта госбезопасности, рассекреченного в 1989 году. Анатолия Разумова знают как одного из создателей этого мемориала, а созданный им сайт «Возвращенные имена. Книги памяти» стал электронным банком данных о репрессированных, а также погибших и пропавших без вести на войне и прежде всего в блокаду. Помимо книг памяти о расстрелянных, Центр при РНБ собирает материалы для дополнительных томов книг памяти «Блокада» и «Они пережили Блокаду».

«В России надо никого и ничего не забыть, назвать всех поименно и отыскать места погребений», – убежден историк.

 
Переведен в другой лагерь – значит, расстрелян.
 

– Мы когда-нибудь узнаем точное число жертв?

– Узнаем, но, как бы сказать помягче… ничего сакрального и никакого особенного прока именно в этом я не вижу. Меня ведь статистика совсем не интересует. Она используется в равной степени и теми, кто говорит: «Так не всех же поубивали! Вы говорили 50 миллионов, а на самом деле полтора!», и теми, кто говорит: «Вот и хорошо, больше не